«Рак — это бой почти без правил». Как пандемия отразилась на других больных

0 0


Сюжет Рак не приговор. Всё об онкологии

            <img title="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" src="/wp-content/uploads/2021/02/44b5bde6d7fce08b201c1ddddf6f2e83.jpg" alt="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" />



                                Фатима Шеуджен на вокзале во Франкфурте. &copy; /

                                Фатима Шеуджен

            /                Из личного архива            





<img title="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" src="/wp-content/uploads/2021/02/7583877899e6bff5cbe1daee387177d0.svg" alt="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" />

«Рак - это бой почти без правил». Как пандемия отразилась на других больных

«Рак - это бой почти без правил». Как пандемия отразилась на других больных

«Рак - это бой почти без правил». Как пандемия отразилась на других больных

«Рак - это бой почти без правил». Как пандемия отразилась на других больных

            <img title="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" src="/wp-content/uploads/2021/02/4629d08905c0a76d72bc0ce167ebc8fe.jpg" alt="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" />









        Четвертое февраля - день борьбы с онкологическими заболеваниями. Когда- то слово &laquo;рак&raquo; страшно было даже произнести. Сегодня об этом не просто говорят, но многие люди, страдающие этим недугом, своим примером показывают, что рак - не приговор. Несмотря на болезнь можно и даже нужно жить полной жизнью, если, конечно, состояние позволяет. Несколько лет назад&nbsp;известный <strong>онколог Андрей Павленко</strong>, у которого диагностировали рак желудка, завёл блог и описывал как протекает болезнь. Все это время он продолжал работать. Для чего он это делал? Чтобы информировать людей, оказавшихся в такой ситуации и облегчить им существование. К сожалению, победить болезнь ему не удалось. Но осталась память о нем и надежда, что несмотря ни на что, жизнь продолжается. Вот уже много лет с болезнью борется <strong>главный редактор &laquo;АиФ-Юг&raquo; Фатима Шеуджен</strong>. Она рассказывает, как это - быть счастливой, несмотря на диагноз.

«Как меня подвёл апрель»

Ровно год назад мы с подружкой рассказали о том, как нам поставили диагноз, что испытывали, как лечились и как живем с этой болезнью. Тогда, предлагая опубликовать материал, я спросила подругу, готова ли она поделиться своей историей. Она ответила: «А почему нет? Это же не венерическая болезнь. Люди должны знать, что их ждёт».

В феврале 2020 года, рассказывая о своей истории, я не предполагала, что ремиссия будет такой короткой. Химиотерапия у меня закончилась в октябре 2019-го и я была уверена, что больше она не понадобится. Тем более, чувствовала я себя замечательно. Контрольное обследование было запланировано на апрель 2020-го, но все планы спутала пандемия.

Доктор, у которого я наблюдаюсь с 2015 года, находится в Германии. Но в марте прошлого года закрылись все границы, было прервано авиасообщение. А многие больницы в нашей стране закрылись на карантин. Работали частные клиники. И когда наступило время контрольного обследования, я обратилась в одну из них — очень известную в Краснодаре и имеющую сеть филиалов.

Что неприятно поразило, доктор-онколог, к которому я записалась, узнав цель моего визита, просто ужаснулся и сказал, что с такими пациентами он не работает (фолликулярная лимфома), поэтому мне лучше обратиться к своему гематологу. Но поскольку все закрыто, может направить на УЗИ в их же клинике. Выбора особенно не было — процедуры я прошла, лимфоузлы были слегка увеличены, но не критично.

Написала об этом своему доктору, он ответил, что волноваться пока не стоит. Немного понервничав, я тоже решила не заморачиваться, тем более, другого выхода не было. Причём, не только у меня. Весь мир зациклился на коронавирусе и искал методы его лечения.

                                <p><img title="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" src="/wp-content/uploads/2021/02/6d988af9f0731a7905c8589bf9603bf2.jpg" alt="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" />
                            «Больные раком в роковой ситуации». Немецкий доктор - о пандемии и изоляции
                Подробнее<i class="double_arrow"> </i>

Пока рак не свистнул

В июне-июле авиасообщение между странами стало потихоньку восстанавливаться. Объявили, что в Германию стали пускать с медицинскими визами. Но отправляться в путь во время пандемии было страшновато, меня особенно ничего не беспокоило, продолжала заниматься своими делами. После карантина их было очень много. Ну и мы все помним про то, что пока «рак на горе не свистнет, никто не перекрестится». Мне рак снова «свистнул», причём, в прямом смысле этого слова.

        Даже видавший виды профессор Унгер, у которого я наблюдаюсь почти шесть лет, воскликнул: «Фатима, что же ты натворила!? Я был уверен, что все будет хорошо».        

В конце августа в области шеи я обнаружила большое уплотнение, оно побаливало. В сентябре шишка уже была видна невооруженным глазом. Ко всему прочему, я быстро стала утомляться, просыпалась и чувствовала себя уже уставшей. Я уже прекрасно знала, что это значит и связалась с доктором. Мне быстро оформили вызов в клинику и уже в октябре я отправилась к профессору во Фрайбург. Надо сказать, что при наличии необходимого пакета документов, никаких проблем с выездом не возникло.

                                <p><img title="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" src="/wp-content/uploads/2021/02/403036defaead2e89c759d573f6040de.jpg" alt="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" />
                            Как справиться с раком? Главный онколог Кубани – о борьбе с заболеванием
                Подробнее<i class="double_arrow"> </i>

«Только правда и ничего кроме правды»

Сдала кровь, сделала КТ. Радиолог долго подбирала слова, смотрела на меня с испугом и, наконец, спросила: «Могу ли я вам сказать правду, ничего не скрывая?»

Я впервые видела, чтобы немецкий врач так нервничал. Обычно они очень спокойны. Конечно я готова была все выслушать. Тем более, что уверена — пациент должен знать правду, какая бы она ни была, и знать, что делать, к чему готовиться. Хотя признаюсь, по телу пробежал холодок.

                                <p><img title="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" src="/wp-content/uploads/2021/02/620aa64b7aa51d011db0340334ae2228.jpg" alt="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" />
                            Онкофобы и псевдолекари. Краснодарская журналистка - о своей борьбе с раком
                Подробнее<i class="double_arrow"> </i>

В общем, компьютерная томография выявила увеличенный лимфоузел не только в области шеи. Они были не просто увеличены по всему телу, но образовали целые агломерации в организме, соединились в большие группы. Видимо, рак чувствовал себя комфортно и распространил свои щупальца по всему моему телу.

Даже видавший виды профессор Унгер, у которого я наблюдаюсь почти шесть лет, мягко говоря удивился и воскликнул: «Фатима, что же ты натворила!? Я был уверен, что все будет хорошо». Но быстро взял себя в руки и сказал: «Ладно, не переживай! Попробуем к химиотерапии добавить иммунотерапию. Будешь жить долго».

    Справка 

    Иммунотерапия стала использоваться сравнительно недавно. По некоторым данным, первый препарат вошел в широкую клиническую практику только в 2013 году. Дело в том, что в организме каждого человека происходит постоянная борьба иммунной системы с опухолевыми клетками, и во многом появление злокачественной опухоли связано с дефектом иммунной системы. Используя специальные механизмы внутреннего контроля, опухолевые клетки приобретают способность «ускользать» от иммунной системы. В двух словах смысл этой терапии в том, что антитела распознают и уничтожают опухолевые клетки.  




                                <p><img title="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" src="/wp-content/uploads/2021/02/9a8c7b8afbc1ab9d161829eb4a514a5c.jpg" alt="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" />
                            Уплотнения, мастопатия и маммопластика. Что нужно знать про рак груди?
                Подробнее<i class="double_arrow"> </i>

«Поняла, что такое борьба»

Надо сказать, что я испугалась не на шутку. Более того, впала в депрессию, что со мной редко случается. Если раньше относилась к болезни достаточно легко — ничего особенно не болит и ладно, то теперь поняла, что значит бороться с раком. Был момент, когда мне казалось, что до нового года не доживу. О новом методе лечения (иммунотерапии) все говорили, что он творит чудеса. Причём, после первого же курса. Но… терапию провели, а шишка оставалась на месте, и мое беспокойство увеличивалось. Так прошло несколько недель. Я никуда не выходила, расстраивалась по любому поводу, думала, что конец совсем близко. Мерзкое липкое чувство страха, которое я ненавижу, преследовало все время.

Но, в конце концов, это состояние мне надоело. Тем более, вокруг были родственники, друзья, коллеги, которые поддерживали не только словом, но и делом. За что я всем очень благодарна. В общем, в один прекрасный момент я решила — хватит! Жизнь продолжается, и пока я жива буду вести себя так, как будто ничего особенного со мной не происходит. За исключением того, что раз в три недели я отправлялась на капельницы и потом несколько дней отходила от них.

Работа над собой принесла плоды — я снова стала строить планы, встречаться с друзьями, ходить на работу (до этого выполняла ее дистанционно) и радоваться всем приятным моментам.

Последняя «химия» была назначена на 23 декабря. Доктор назначил мне предварительно четыре курса, первый-второй курсы мы привезли с собой. Потом лекарство доставляли из Германии. Как это происходило — отдельная история и тот еще квест. В нынешних условиях добраться из- за границы не так просто. А на дорогу до Краснодара уходят почти сутки. Препарат должен храниться в холоде. Людей, путешествующих во время пандемии, не так много, надо было еще найти тех, кто готов были его хранить определённым образом во время транспортировки. И такие люди находились! Один раз очень хороший человек доставил лекарство в Москву, оттуда его уже передали через знакомых. Четвёртую дозу везли с приключениями. Девушка, которая готова была передать мне препарат, — из Ростова-на-Дону. Ее прилёт из Германии домой переносился несколько раз. В итоге рейс был назначен на 27 декабря. Но в Стамбуле она застряла на сутки. Опять переживания — если лекарство не хранить в холоде, оно испортится. Хорошо, на дворе была зима, и в багажном отделении было прохладно. В итоге в ночь на 30 декабря лекарство уже из соседнего Ростова мне все таки привезли. Многие спрашивали — не хочу ли я перенести капельницу на начало января, чтобы нормально провести Новый год. Нет, я не хотела! Больше всего я желала эту историю оставить в 2020- м. А главное, я дожила до Нового года и чувствовала себя победительницей!

                                <p><img title="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" src="/wp-content/uploads/2021/02/328368182c8d69b88527256a964521e6.jpg" alt="&laquo;Рак - это бой почти без правил&raquo;. Как пандемия отразилась на других больных" />
                            Роды снижают риск онкологии груди. Правда и мифы о раке молочной железы
                Подробнее<i class="double_arrow"> </i>

Это ещё не конец!

Эти строки дописываю в самолёте, который летит из Франкфурта-на-Майне в Москву. Я была на контрольном обследовании у доктора, и он сказал, что у меня заметные улучшения.

«В терапии сделаем паузу, — сказал доктор Унгер. — Согласно протоколу, можно провести еще поддерживающую терапию, но давай понаблюдаем и не будем лишний раз травмировать организм. Контроль через три месяца, но мы на связи».

Зачем, я все это пишу? Во-первых, чтобы еще раз рассказать таким же как я: если даже поставили смертельный диагноз — это еще не конец! Впрочем, как и то, что если один раз наступила ремиссия — это еще не победа.

Во-вторых, напомнить, рак очень коварен (мой доктор говорит, что у него много стратегий и неизвестно, как и когда он снова проявит себя). Поэтому, все время держать руку на пульсе и вовремя обследоваться. Если даже чувствуете себя хорошо.

Ну и в-третьих, жизнь прекрасна и за неё стоит побороться! Как и прежде, гоните страх поганой метлой и радуйтесь каждому моменту!

P.S. В Германию мы летели с ручной кладью. А на обратном пути у нас появился багаж. Целый чемодан лекарств, которые ждут в России незнакомые мне люди, также как ждала их еще месяц назад я. Самое важное — это неравнодушные люди, которые готовы друг другу помогать в любой ситуации. Таких очень много. И они реально спасают жизни многих из нас. Всем добра и Здоровья!

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.